Россия XXI, 03.2004

Теория и практика политических игр 

Сергей Кургинян, Юрий Бялый

Новый мировой порядок или новый мировой беспорядок?

Обсуждается вопрос о том, что сегодня строят мировые центры сил, – порядок или хаос. Для ответа на поставленный вопрос рассматриваются инфраструктуры привычного типа, такие как добыча и транспорт энергоносителей, транспортные коммуникации, а также военно-политические, хозяйственно-экономические и социально-управляющие инфраструктуры. Проведенный анализ показывает, что центры мировых сил осуществляют хаотизацию всех перечисленных инфраструктур: под видом борьбы с терроризмом подтягивают в нужные регионы различные виды вооружений, вплоть до ядерных; растаскивают на части существующие государственные структуры под флагом «права наций на самоопределение» и защиты прав человека; с помощью финансово-кредитной системы вызывают нарастание нищеты и экономического хаоса, приводящих к политической нестабильности. Создаваемые сегодня (прежде всего США) инфраструктуры предназначены скорее не для обеспечения порядка, а для управления хаосом. Строители такого «нового мирового порядка» мистифицируют проблему и прикрывают реальные цели. На самом деле им нужен мировой хаос – символ предельной несвободы. Россия должна научиться жить в ситуации хаоса, научиться управлять им так, чтобы он мог превратиться в некий порядок, как произошло в свое время при реализации «Красного проекта». В СССР энергия идей зарядила массы на осуществление великих перемен, благодаря этой энергии был побежден фашизм. Сегодня Россия – полигон для всех форм регресса, а ее вхождение в такой «новый мировой порядок» будет означать, что на нашем национальном суверенитете и историческом будущем поставлен крест.

 Пути духовных исканий 

Юрий Бялый, Андрей Каравашкин, Юрий Козлов, Сергей Кургинян, Александр Неклесса, Николай Ракитянский

Круглый стол (28.04.04): Жизнь и театр

Поводом для «круглого стола» «Жизнь и театр» стала показанная в конце апреля этого года в театре «На досках» пара-поэма «…Изнь». Руководитель творческого центра и режиссер театра открыл дискуссию, обозначив основные проблемы обсуждения. Способен ли сегодня театр к творению новых форм социального бытия? Что можно и должно отражать в жизни современной России? В чем цель подобного отражения? Может ли театр сформировать новую элиту, выявить социальный слой, способный объединиться и удержать общество от энтропии и распада? В дискуссии принимали участие ученые-обществоведы, писатели, преподаватели московских вузов, сотрудники библиотек.

Грани катастрофы

Илья Смирнов

Компьютерный учет летучих крокодильчиков 

Введение Единых Государственных Экзаменов (ЕГЭ) – одна из наших главных «образовательных реформ». Принципиальные отличия ЕГЭ от системы проверки знаний, традиционно принятой в СССР (России) – то, что выпускные экзамены из средней школы совмещаются со вступительными в вуз (точнее, в вузы – во все сразу); вопросы заменяются тестами, а экзаменатор – компьютером. С 2001 г. на внедрение ЕГЭ потрачено из федерального бюджета около 2 миллиардов рублей – тех самых, которых якобы «не хватало» на приборы, реактивы, зарплаты, даже на элементарную пожарную сигнализацию и огнетушители в школах. При этом сама идея ЕГЭ не встречает поддержки учёных и педагогов. В статье показано, что представляет собою Единый Государственный Экзамен по конкретному предмету – обществоведению. Можно ли по результатам такого экзамена оценить знания и способности? Можно, считает наш автор, только не учеников, а самих «реформаторов», которые всё это придумали. 

Ярлыки и мифы

Александр Филюшкин

Когда Россия стала считаться угрозой Западу? Ливонская война глазами европейцев

Статья посвящена изучению точки отсчета, с которой начинается идеологическое и культурно-цивилизационное противостояние России и Запада, выразившееся в создании в Европе эпохи Возрождения пропагандистского мифа о «Московии - угрозе христианскому миру». Появление этого мифа автор статьи связывает с Ливонской войной (1558–1583), первой в истории войной России с коалицией европейских стран. Впервые «русская тема» стала объектом интенсивного осмысления западными интеллектуалами и политиками эпохи Возрождения. При этом России «приписывались» исторические фобии, порожденные как внутриевропейскими проблемами, так и опытом общения Запада с Востоком в эпоху Крестовых походов. В результате облик России в европейской пропагандистской литературе мало соответствовал реальности, но вобрал в себя многие политические и культурные фобии европейцев. Образ России сочинялся по принципу моделирования «антимира», в нем пытались воплотить все «неевропейское», то есть варварское, нехристианское, инфернальное. Многие из порожденных временем Ренессанса исторических фобий до сих пор являются действующими апориями политики Запада в отношении России, причем Европа нуждается в подобном «антизеркале», в котором помещает свои пороки, не очень задумываясь, насколько это соответствует реальности. К этому сводится одна из исторических ролей, которую Россия играет в системе цивилизацией «Запад–Восток»: быть антимиром, без которого Европа не будет ощущать себя вершиной развития мирового сообщества. 

Страницы истории 

Владимир Новиков 

Влияние придворного окружения Николая II на политическую ориентацию власти в период Первой мировой войны

Тема придворного окружения императора Николая II – объект повышенного внимания историков нескольких поколений. Об этом периоде российской истории сохранилось много ценных источников, одним из наиболее интересных среди них являются материалы Временной чрезвычайной следственной комиссии (ВЧСК) Временного правительства. По этим материалам автор статьи прослеживает влияние различных придворных групп на внутреннюю и внешнюю политику последнего русского императора. Рассматривается ряд серьезных вопросов царствования Николая II, в том числе вопросы о проникновении Распутина в ближайший круг императора, а также о попытках заключения сепаратного мира в Первую Мировую войну.  

Россия XXI, 03.2004